Раздавался звонкий женский смех, играла

раздавался звонкий женский смех, играла музыка. А еще чаще в открытое окно неслись любимые песни. «Вот кто то с горочки спустился, наверно, милый мой идет…» – заво дила Ольга. А Светка подхватывала, давясь от смеха, но очень звонко: «На нем защитна гимнастерка, она с ума меня сведет…» Валера тогда высовы вался в свое открытое на кухне окно и свешивался вниз, обнаруживая чью то пушистую голову с распущенными черными кудрями – не понять сверху – Ольга или Светка. – Это хто ж там спивает? – громко задавался один и тот же вопрос. – Гарны дывчины! – раздавался неизменный ответ, кто бы там ни ока зался. Все подружки оказались, хотя бы по одному из родителей, хохлуш ками. Но дальше обмена любезностями дело не шло. У Иванова была своя компания, у них – своя. Все изменилось после памятной вылазки за гри бами, ближе к осени. Как обычно, в субботу к дому подъехали два «Икару са» с военными номерами. Политуправление округа не забывало штабных офицеров и их семьи и потому все лето организовывало по выходным поездки – то за ягодами, то за грибами. Ездили обычно далеко, киломе тров за сто – в сторону Рои, в закрытую для посторонних погранзону. Там и природа нетронутая, и грибов побольше. На этот раз вместе с любившим прогулки отцом отправился и Валера. 112 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ЗАБЫТЬИ Побродив по лесу часов пять, Ивановы набрали полные корзины и вышли к шоссе. Там уже сидели, дожидаясь автобуса, Марина с Ольгой, те самые, постарше, подружки Светки Маляренко.

следующая