Кенгарагсе – Алексею Ивановичу теперь

Кенгарагсе – Алексею Ивановичу теперь положена была, как полковнику, дополнительная комната. Остаток короткого прибалтийского лета вчерашний дембель проводил по будням на радиозазаводе, сидя в белом халате за осциллографом в индивидуаль ной выгородке на втором этаже огромного нового корпуса. Настраивал и проверял блоки, целовался на перекурах с хорошенькими монтажницами на лестнице, со вкусом обедал в роскошном комбинате питания, таскал домой трехлитровые банки с соком, положенные «за вредность», да обсуждал с напарником – интеллигентным пожилым рабочим – события в Польше и другие насущные вопросы мировой политики. Мир, с одной стороны, казался застывшим, как муха в янтаре, – сол нечное утро, тысячи людей в белых халатах, трудящихся за стеклянными стенами современного производства под веселую музыку заводского радио: «Раз, и два, и три, четыре, пять – снова я иду тебя искать…» – пел веселый голос из мощных стереоколонок «АС 90», выпускаемых здесь же, в знаменитом цехе акустики. Двести полновесных рублей зарплаты – приличные по тем временам для двадцатилетнего парня деньги. Выходные часто проводились в Юрмале – сперва на пляже, потом в каких нибудь «Вигвамах» – уютном кафе ресторане, стилизованном под… непонятно даже под что, такими смешными были бревенчатые купола на открытом воздухе, деревянные чурбаки вместо стульев, цыплята гриль, сухое вино и разливное пиво с тминным сыром – одновременно. Вечерами собирались иногда «У самовара» в Дзинтари, там, в

следующая