Появился нежданно. А мы ведь в самом

появился нежданно. А мы ведь в самом деле встречались в детстве, бро дили по одному и тому же парку. И папу твоего я помню, очень интерес ный мужчина. 89 – Неужели все так запутано у вас, как в шпионских романах? – недо верчиво отодвинулся Валера, смотря почти строго. – Это все шутки, просто шутки, – вздохнула она. – Михалыч говорил Вале, что ты стихи пишешь. Почитай мне что нибудь, а? Ну, по секрету. – Таня доверчиво, без видимого кокетства откинула прядь волос, обнажив маленькое розовое ушко с тонкой работы золотой сережкой. – Ну же, шепчи мне про любовь! И он зашептал, прижимаясь все ближе и ближе к вспорхнувшей на зимнюю ветку госпитальной скуки яркой заморской птице: История, достойная пера, Когда любовь, как сердца боль, остра. Когда забудешь, что такое скука, И верностью соединит разлука, И майской кажется осенняя пора – История, достойная пера! Соавторы любовного романа, Страница за страницей, ночь за ночью – Мы пишем без утайки и обмана, Историю, где правда в каждой строчке. Мы рукопись в тираж не отдавали, Мы как могли ее не предавали, В единственном и вечном экземпляре Ее хранить друг другу мы поклялись. Счастливый сон сменяется кошмаром, Очнувшись, просыпаешься в раю… Но каждым утром, солнечно туманным, Я рядом руку чувствую твою. – Еще, читайте еще, поручик. – Таня неожиданно погладила Иванова по руке и больше ее не отпускала. Ему хотелось курить, но рука была заня та нежным женским теплом, подрагиванием пульса на запястье в

следующая