Все крепче, не стесняясь напряжения,

все крепче, не стесняясь напряжения, которого не могла она не заметить, двигаясь навстречу в такт отчаянно романтиче ской музыке, звучащей внутри юной женщины наперекор госпитальной скуке и тоскливому зимнему вечеру. 84 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ЗАБЫТЬИ – Вот так хорошо, Галина Юрьевна? Я все правильно делаю? – шеп тал Валера, играя ученика, смело берущего аккорды на ее уже опытном, чувственном, отзывающемся на каждое прикосновение гибком стане. – Аллегро модерато… аллегро вивачиссимо! – вдруг торжествующе и неприлично громко взорвалась она смехом, укусила юношу в полную силу за шею, не сдерживаясь уже, и тут же отстранилась резко, опустилась на колченогий стул у монстеры, переводя дыхание, расслабленно раскинув длинные руки, повисшие, как увядшие стебли отцветших цветов. – Хоро шо с тобою, Валерка! Хорошо мне с тобою, Валерка, – тихо, почти шепо том, дважды выдохнула она. – Галочка, славная моя птичка, – гладил ее по волосам Иванов, распа ленный, жаждущий продолжения, не понимавший в грубой своей нечут кости, неопытности, что для нее все уже закончилось. – Пойдем вниз, неудобно, – отстранила его резко Галина. Медленно, с гримассой боли, она поднялась со стула и обхватила Валеру, почти пови сла на нем. – Что с тобой? – перехватил он ее покрепче. – Ничего страшного, милый, просто голова закружилась. – Я ведь здесь второй месяц уже. Вот, нашел себе в госпитале больную бестолковую женщину, нет, что ли, сестричек, здоровых как лошади? – неуклюже попыталась

следующая