Отслуживших армию. Какими правдами и

отслуживших армию. Какими правдами и неправдами они прорвались в эту престижную группу уже после основного зачисле ния, сверх списка – толком никто не знает. Ну, да это и не важно. Костец – бывший курсант ракетного училища, отчисленный после третьего курса и счастливо избежавший отправки на срочную службу, носил чер ную бороду, как у хасида, говорил, что «папа у меня – грек», но характер имел чисто еврейский. Сашка Боготин – маленький и юркий, бывший механик водитель БМД, гордился своей службой в ВДВ и мамой, трудив шейся в Центральном книжном коллекторе, то есть «сидевшей» непосред ственно на самом что ни на есть филологическом дефиците. Четверым бывшим армейцам удалось за первый же семестр учебы достичь высокой слаженности своего небольшого коллектива. Правда, «чувства локтя» они добивались уже не строевой подготовкой, а усилен ным употреблением веселящих напитков. Так, весело и непринужденно, провели ребята первый семестр, и сессия подступила к ним совсем неза метно, почти как дембель. Правда, вовсе не так радостно. Кто то из перво курсников махнул на все рукой, кто то навалился на книжки, а Иванов нежданно негаданно оказался сразу после новогодних праздников в Кау насском госпитале. Сам Каунас со всеми его достопримечательностями Валеру не заинте ресовал. Обычный прибалтийский городок. Пешеходная улица, Музей чертей, Чюрленис, Межелайтис и прочая типично прибалтийская байда мало волновали столько лет прожившего в Эстонии студента, да еще

следующая