Орга низацию тех или иных акций

орга низацию тех или иных акций протеста, всегда было лишь попытками всех (кроме самих русских) участников политического процесса использовать русских ближнего зарубежья в качестве заложников большой политики или просто своекорыстных интересов различных финансово экономиче ских группировок. Точно так же и упорное нежелание миллиона почти русских неграж дан Латвии и Эстонии натурализоваться основано именно на нежелании терять статусную ВОЗМОЖНОСТЬ получения на льготных условиях рос сийского гражданства и возможность репатриации на большую Родину. Уникальный статус и, соответственно, уникальное по удельному весу в Прибалтике количество русских могли дать неожиданный, исторически нетрадиционный результат: впервые в мировой истории могло быть созда но некое особое сообщество русских, не являющихся непосредственно гражданами России, но ВЛИЯЮЩЕЕ на современную российскую исто риюи существующее в особом самодостаточном статусе ОРГАНИЗОВАННЫХ РУССКИХ ЗАРУБЕЖЬЯ. Русских пророссийских, но участвующих в особом, европейском ГОСУДАРСТВООБРАЗУЮЩЕМ РУССКОМ проекте. (Аналогом здесь может быть лишь, отчасти, Придне стровье. Но только отчасти, поскольку, как и в Южной Осетии, и в Абха зии, в Приднестровье этническая русская составляющая сильно размыта.) Понятно, что речь идет о гипотетической автономизации русских обла стей Прибалтики и их возможном объединении вне республиканских гра ниц, несмотря на разорванность, скажем так, Даугавпилса и Нарвы. Особо оговорюсь, что

следующая