Связь и слушать. Эфир на высоких

связь и слушать. Эфир на высоких частотах был просто забит натовцами, оживленно, как никогда, ведущими радиообмен. Через полчаса к станции подкатили по просеке со стороны шоссе две боевые машины десанта. Лейтенант крепышок вызвал прапорщика, посоветовал ся с ним недолго и отдал десантуре приказ занимать круговую оборону вокруг станции. Иванов присел на бугорок рядом со вторым связистом, тоже старослужащим, они закурили «Охотничьих» из армейского пайка, помолчали, отдыхая после суеты развертывания станции. Оба знали, что положенное по боевому расписанию прикрытие полевых узлов прави тельственной связи армейскими подразделениями никогда не выставля лось в мирное время. Потому и противогазы, обычно мирно лежащие в кунге за стойками с аппаратурой, были у солдат при себе. Ну что, Валера, началось, что ли? – ефрейтор со знаменитой фамили ей Бунин был с Орловщины, из рабочей семьи и отличался немногослови ем и обстоятельностью. – А я что, Пушкин? Или маршал Куликов? – Иванов затянулся покрепче, потом долго смотрел, как пробиваются косые утренние лучи сквозь клубящееся сиреневое облако дыма. – Начаться в любой момент может… – Я их, сук, зубами рвать буду! – твердо пообещал кому то Бунин. Валера спросил себя: «А я?» И тут же, не задумываясь долго, ответил вслух, подчиняясь поднявшейся внутри ярости на всех, кто мог сорвать приближающийся дембель: – Если только кто живым к нам прорвется, тут и уроем. А вот если ядерной бомбой саданут, ну, тогда обидно просто

следующая