«Ура!» кри чать да ходить в атаку – на

«Ура!» кри чать да ходить в атаку – на фиг, на фиг! О том, что и самим частенько при ходилось несладко, когда, проделав по тревоге марш в несколько сот кило метров через полстраны, нужно было развертывать станцию в каком ни будь гиблом месте, а «время связи» уже вот вот, и это не учения, как у армейцев, а совершенно реальная боевая задача, и очень большие началь ники должны эту связь получить, – обо всем этом вспоминать не хоте лось, хотелось почувствовать себя в более привилегированном положе нии. Внезапно какая то запоздавшая БМП вынырнула из снега совсем рядом со станцией. Ошалевший, видимо потерявший ориентацию, сержант высунул голо ву из командирского люка и стал вертеть ею во все стороны, озираясь оша левшими глазами. «Куда прешь, мудила?!» – ошарашенно заорал Иванов, невольно сдергивая с плеча совершенно бесполезный в этой ситуации автомат, без которого и поссать не выходил никто из станции. На крик из кунга выпрыгнул прапорщик, мгновенно оценил ситуацию и кинулся было наперерез офуевшей бээмпэшке, но ее люк уже захлопнулся, боевая машина взревела и понеслась догонять свой наступающий батальон прямо через находившийся рядом армейский узел связи. Траки перемалывали кабеля, тянувшиеся от станций к вышке с высоким начальством, снег, сме шанный с песком, летел из под гусениц во все стороны на поворотах вих ляющей по сугробам БМП. Наконец, промчавшись буквально в сантиме трах от припаркованного тут же микроавтобуса – салона Хоннекера, тяжелая

следующая