Безобразничал, добиваясь увольнения, но

безобразничал, добиваясь увольнения, но солдат в свою борьбу с начальством не вовлекал. Просто отводил душу в беседах о гражданке, читал свои стихи, разбирал неумелые творения Иванова, советовал, просто старался поддержать в солдате творческую жилку, чтобы не умерла в нем музыка после службы в армии, чтобы не забыл о том, что поэзия существует. Для Иванова такое отношение к себе и своим стихам было внове. Он в первый раз в жизни познакомился с настоящим поэтом. В Риге круг его знакомств был очень далек от творчества. Сначала офицерский дом, потом рабочие на заводе – в этой среде про свое детское увлечение стихами 72 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. В ЗАБЫТЬИ лучше было просто молчать в тряпочку – не поймут, хорошо, если не засмеют. Надо же было такому случиться, чтобы именно в армии, в Герма нии, ему попался поэт в обличье старлея взвода тропосферной связи! Иванов воспрянул духом, зачастил в библиотеку, стал готовиться к поступлению после службы в университет. Конечно, о Литинституте он даже и не мечтал. Да и поэзию никогда не считал своим призванием и не относился к ней серьезно, скорее стыдился этого своего увлечения. Ему и в голову не приходило, что поэзия может быть профессией, делом каким то на всю жизнь! Но неожиданное приятельство с Гриценко все же сказа лось. Валера перестал думать о школе прапорщиков, в которую зазывали солдат второго года службы, гарантируя им контракт и службу в ГСВГ по окончании школы. А ведь в те годы попасть на службу в ГСВГ мечтали

следующая