Выраже ниях не стеснялся. Странная

выраже ниях не стеснялся. Странная дружба с рядовым солдатом основывалась на том, что Гриценко был совершенно нетипичным офицером и вообще белой вороной в трижды орденоносном полку. Он просто не хотел слу жить и мечтал уволиться из войск, куда попал по молодой глупости, соблазнившись после первого года срочной службы предложением закон чить курсы младших лейтенантов и таким образом перейти в совершенно другое положение. Курсы он закончил, погоны офицерские получил, но оставаться в кадрах уже не имел никакого желания, поскольку еще до армии успел поступить в Литературный институт, где и продолжал теперь учебу заочно. Старший лейтенант Гриценко был поэт. В этом году ему нужно было защищать в Литинституте диплом – свой очередной поэтиче ский сборник. Но командир полка под любым предлогом не хотел отпу скать офицера на защиту, справедливо полагая, что после защиты старле ем диплома будет труднее мотивировать нежелание отпускать молодого литератора на гражданку. Тогда Гриценко начал добиваться, чтобы его просто напросто выгнали. Он стал пить в открытую, демонстративно, часто прямо на службе. Но командиры просто напросто «не замечали» такого безобразия, редчайше го в полку, и только все чаще назначали поэта в разные безобидные, по большей части хозяйственные, наряды. То по штабу дежурить, то по по столовой, то по автопарку… Узнав, что служивший в его роте Иванов тоже пишет стихи, Гриценко проникся к рядовому симпатией. Человеком стар лей был порядочным; сам

следующая