Меньшей степени), как не сумевшие

меньшей степени), как не сумевшие сохранить свою сопричастность российской истории. Это утверждение, естествен но, не касается постоянно проживающих в Латвии граждан Российской Федерации. Хотя необходимо отметить тот факт, что и их принадлежность к российскому историческому контексту выражена, увы, слишком вяло и маловразумительно. Но у этой группы русских по крайней мере ЕСТЬ ПОТЕНЦИАЛ увеличения своей вовлеченности в политическую, эконо мическую и культурную жизнь России. Опыт прошедших полутора десятков лет ясно показал – прямое влия ние на общественно политическую и культурную жизнь России русских, постоянно проживающих на постсоветском пространстве и не имеющих российского гражданства фактически является НУЛЕВЫМ. Несмотря на то что русских этих более 25 миллионов человек. Куда более сильным является влияние на новейшую российскую исто рию и сопричастность к ней тех регионов, где российских граждан значи тельное количество, – это Приднестровье, Южная Осетия и Абхазия. Более того, у этих «непризнанных республик» и у их населения (вовсе не обязательно русского!) есть вектор БУДУЩЕГО, который прямо сопряжен с будущим России. Удельный вес, если так можно выразиться, 25–30 мил лионов русских зарубежья многократно превышает численность населе ния всех непризнанных республик. Но, тем не менее, эти миллионы рус ских остаются неиспользованным и стремительно ТАЮЩИМ потенциаль ным ресурсом. Причем не только ресурсом России и русского народа, но и НАШИМ,

следующая